Черно-белый — это возможность взглянуть на нынешний мир через призму дневников писателей, известных каждому. Вы узнаете, как воспринимали окружающий мир и самих себя они — гении пера, написавшие книги, определившие понятие классика литературы, — а на деле такие же простые люди, как и мы с вами.

Критика в отношении себя и своих произведений, житейские советы, философские размышления, тонкий юмор, искренняя творческая тоска, рассуждения о любви, политике и понемногу вообще обо всем, что их беспокоило.


Черно-белый, потому что мы делим заметки писателей на: имеющие негативный оттенок (черный) и позитивный (белый).
Черно-белый — это возможность взглянуть на нынешний мир через призму дневников писателей, известных каждому. Вы узнаете, как воспринимали окружающий мир и самих себя они — гении пера, написавшие книги, определившие понятие классика литературы, — а на деле такие же простые люди, как и мы с вами.

Критика в отношении себя и своих произведений, житейские советы, философские размышления, тонкий юмор, искренняя творческая тоска, рассуждения о любви, политике и понемногу вообще обо всем, что их беспокоило.


Черно-белый, потому что мы делим заметки писателей на: имеющие негативный оттенок (черный) и позитивный (белый).

Сегодня мы посмотрим на великого русского писателя Ф.М. Достоевского не только сквозь его записные тетради и дневники, в которых он писал каллиграфическим почерком, но и через его пищевые привычки.

Какой Достоевский сегодня ты?

Матери пьют, дети пьют, церкви пустеют, отцы разбойничают; бронзовую руку у Ивана Сусанина отпилили и в кабак снесли; а в кабак приняли! Спросите лишь одну медицину: какое может родиться поколение от таких пьяниц? Но пусть, пусть (и дай Боже!), пусть это лишь одна мечта пессимиста, в десять раз преувеличившая беду! Верим и хотим веровать, но...
О пьянстве
Дневник. 1876
Нет человека, готового повторять чаще русского: «какое мне дело, что про меня скажут», или: «совсем я не забочусь об общем мнении» — и нет человека, который бы более русского (опять-таки цивилизованного) более боялся, более трепетал общего мнения, того, что про него скажут или подумают. Это происходит именно от глубоко в нем затаившегося неуважения к себе, при необъятном, разумеется, самомнении и тщеславии.
О русской интеллигенции
Дневник. 1877
Как оглянусь на прошедшее да подумаю, сколько даром потрачено времени, сколько его пропало в заблуждениях, в ошибках, в праздности, в неуменье жить; как не дорожил я им, сколько раз я грешил против сердца моего и духа, — так кровью обливается сердце мое.
Об утраченном времени

Письмо брату. 22 декабря 1849

Да и вообще архитектура всего Петербурга чрезвычайно характеристична и оригинальна и всегда поражала меня, — именно тем, что выражает всю его бесхарактерность и безличность за всё время существования.
Об урбанистике
Дневник. 1873
А между тем здесь (по поводу праздничного времени) я узнал, как много трачу времени даром, что и скучно и убыточно.
О праздности
Письмо жене. 1872
Грустная была минута переезда через Урал. Лошади и кибитки завязли в сугробах. Была метель. Мы вышли из повозок, это было ночью, и стоя ожидали, покамест вытащат повозки. Кругом снег, метель; граница Европы, впереди Сибирь и таинственная судьба в ней, назади все прошедшее — грустно было, и меня прошибли слезы
О зимнем переезде
1849
В Китае я бы отлично писал; здесь это гораздо труднее. Там всё предусмотрено и всё рассчитано на тысячу лет; здесь же всё вверх дном на тысячу лет.
О системе
Дневник. 1873
Пустые, самые пустые картинки, которые даже совестно вносить в дневник. Впредь постараюсь быть гораздо серьезнее.
О мотивации
Дневник. 1873
А так-то бежать от собственной жалости и, чтобы не страдать самому, сплошь оправдывать — ведь это легко. Ведь этак мало-помалу придем к заключению, что и вовсе нет преступлений, а во всем «среда виновата». Дойдем до того, по клубку, что преступление сочтем даже долгом, благородным протестом против «среды».
Об учении о среде
Дневник. 1873
У нас дошло до того, что России надо учиться, обучаться как науке, потому что непосредственное понимание ее в нас утрачено. Не во всех, конечно, и блажен тот, который не утратил непосредственного понимания ее. Но таких немного. И, однако, положение-то плохое, понимали, сшиблись лбами.
О россиянах
Записная тетрадь. 1880-1881
Да вы будете представлять интересы нашего общества, но уж совсем не народа. Закрепостите вы его опять! Пушек на него будете выпрашивать! А печать-то — печать в Сибирь сошлете, чуть она не по вас! Не только сказать против вас, да и дыхнуть ей при вас нельзя будет.
О конституции
1 июля 1914
Ложась спать я совершенно не ждал припадка, о чем и говорил А. Г. Но ночью вдруг переменилась погода на сырую.
О припадке
Запись о самочувствии перед припадком. 1867

Говорят, что Достоевский был непривередлив в выборе еды, однако, в период меланхолии или приподнятого настроения он предпочитал определенные блюда. Нажмите на карточки, чтобы узнать какие.

Очень радуюсь, что Вы по всеблагому промыслу Создателя находитесь в хорошем здоровии. Сии два дня, то есть Троицын и Духов, мы проводим дома у папеньки. Погода у нас, я думаю, такая же, как и у вас, все сии дни стояла всё переменчивая, но суббота и нынче прекрасная, хотя и был большой дождь, но а во время ночи, и погода после сего освежилась и сделалась превосходная.
О погоде

Письмо матери. 26 мая 1835

Вообще русские очень любят лечиться.
О самолечении
Дневник. 1876
Я изобрел для себя нового рода наслажденье — престранное — томить себя.

Возьму твое письмо, перевертываю несколько минут в руках, щупаю его, полновесно ли оно, и, насмотревшись, налюбовавшись на запечатанный конверт, кладу в карман... Ты не поверишь, что за сладострастное состоянье души, чувств и сердца! И таким образом жду иногда с ¼ часа; наконец с жадностию нападаю на пакет, рву печать и пожираю твои строки, твои милые строки.
О наслаждениях
1 января 1840
Никто не может быть чем-нибудь или достигнуть чего-нибудь, не быв сначала самим собою.
Об основах
Записная книжка. 1863-1864
Помню, что выйдя, в 1854 году, в Сибири из острога, я начал перечитывать всю написанную без меня за пять лет литературу («Записки охотника», едва при мне начавшиеся, и первые повести Тургенева я прочел тогда разом, залпом, и вынес упоительное впечатление. Правда, тогда надо мной сияло степное солнце, начиналась весна, а с ней совсем новая жизнь, конец каторги, свобода!)
О свободе
Дневник 1877
Добро — что полезно, дурно — что не полезно.
По фактам
Записная тетрадь. 1880-1881
Англичанка вдруг забежала не в то место, которое назначено для женщин, а для мужчин. Не успели скрыть от нее. Всплеснула руками.
О казусах
Записная тетрадь. 1876–1877
Ѳеодоръ Михайловичъ любилъ хорошiя письменныя принадлежности и всегда писалъ свои произведенiя на плотной, хорошей бумагѣ съ едва замѣтными линейками. Требовалъ и отъ меня, чтобы я переписывала имъ продиктованное на плотной бумагѣ только опредѣленнаго формата. Перо любилъ острое, твердое. Карандашей почти не употреблялъ.
«»
А. Г. Достоевская
Утро
Утро
"Идиот"
Ф.М. Достоевского
Как жанр, маргиналии — пометы на полях печатного или рукописного текста. Они могут быть в виде корректурных знаков, символов, цифр, отчеркиваний, рисунков, геометрических фигур, архитектурных деталей, слов, комментариев, развернутых суждений и набросков.
Поделиться материалом: