Черно-белый — это возможность взглянуть на нынешний мир через призму дневников писателей, известных каждому. Вы узнаете, как воспринимали окружающий мир и самих себя они — гении пера, написавшие книги, определившие понятие классика литературы, — а на деле такие же простые люди, как и мы с вами.

Критика в отношении себя и своих произведений, житейские советы, философские размышления, тонкий юмор, искренняя творческая тоска, рассуждения о любви, политике и понемногу вообще обо всем, что их беспокоило.


Черно-белый, потому что мы делим заметки писателей на: имеющие негативный оттенок (черный) и позитивный (белый).
Мобильная версия в разработке.

Пока что, вы можете смотреть этот пост, перевернув устройство в горизонтальное положение.

Сегодня мы знакомимся с темной (преобладающей) и светлой сторонами Франца Кафки — самого известного ипохондрика от мира литературы. Сделаем мы это через его письма и дневники, которые он вел на протяжении 13 лет.

Какой Кафка сегодня ты?
Я неспособен переносить тревоги и, вероятно, для того и создан, чтобы погибнуть от тревог. Когда я достаточно ослабею — а этого не придется долго ждать, — наверное, достаточно будет малейшей тревоги, чтобы выбить меня из колеи.
О тревоге
13 сентября 1914
Полнейший застой. Бесконечные мучения.
О кризисе
7 февраля 1915
Все забыть. Открыть окна. Вынести все из комнаты. Ветер продует ее. Будешь видеть лишь пустоту, искать по всем углам и не найдешь себя.
О пустоте
19 июня 1916
Я пришел к выводу, что избегаю людей не затем, чтобы спокойно жить, а чтобы спокойно умереть.
О мизантропии
29 июля 1914
А я лежу здесь на диване, одним пинком вышвырнутый из мира, подстерегаю сон, который не хочет прийти, а если придет, то лишь коснется меня, мои суставы болят от усталости, мое худое тело изматывает дрожь волнений, смысл которых оно не смеет ясно осознать, в висках стучит.
Об усталости
21 ноября 1911
Сегодня вечером от скуки три раза подряд мыл руки в ванной.
О скуке
23 мая 1912
Бессмысленность молодости. Страх перед молодостью, страх перед бессмысленностью, перед бессмысленным расцветом бесчеловечной жизни.
О молодости
12 января 1914
Пуст, как ракушка на берегу, которую может раздавить нога любого прохожего.
О хрупкой пустоте
23 марта 1915
О бессоннице
2 октября 1911
Бессонная ночь. Уже третья подряд. Я хорошо засыпаю, но спустя час просыпаюсь, словно сунул голову в несуществующую дыру. Сон полностью отлетает, у меня ощущение, будто я совсем не спал или сном был объят лишь поверхностный слой моего существа, я должен начать работу по засыпанию сначала и чувствую, что сон отвергает мои попытки. И с этого момента всю ночь часов до пяти я как будто и сплю, и вместе с тем яркие сны не дают мне заснуть. Я как бы формально сплю «около» себя, в то время как сам я должен биться со снами. Часам к пяти последние остатки сна уничтожены, я только грежу, и это изнуряет еще больше, чем бодрствование. Короче говоря, всю ночь я провожу в том состоянии, в каком здоровый человек пребывает лишь минуту перед тем, как заснуть. Когда я просыпаюсь, меня обступают все сновидения, но я остерегаюсь продумать их. На заре я вздыхаю в подушку, ибо всякая надежда на прошедшую ночь исчезла. Я вспоминаю о тех ночах, в конце которых выбирался из сна столь глубокого, словно был заперт в скорлупе ореха.
Я бессилен и опустошен, как всегда, и, собственно говоря, должен бы размышлять только о том, почему у кого-то все же возникает хоть малейшее желание дотронуться до меня мизинцем.
О себе
24 января 1915
Я не уверен в себе больше, чем когда бы то ни было, лишь насилие жизни ощущаю я. И я совершенно пуст. Я подобен овце, потерянной ночью в горах, или овце, бегущей вслед за этой овцой. Быть таким потерянным и не иметь даже сил это оплакать.
О неуверенности в себе
19 ноября 1913
Слишком устал.
Без лишних слов
1 июля 1914
Слабость, бессилие очевидны, но описать эту смесь робости, сдержанности, болтливости, безразличия трудно, я хочу описать нечто определенное, ряд слабостей, которые в известном смысле представляют собой одну поддающуюся точному определению слабость (она ничего общего не имеет с большими пороками, с такими, как лживость, тщеславие и т. д.). Эта слабость удерживает меня как от безумия, так и от любого взлета. За то, что она удерживает меня от безумия, я лелею ее; из страха перед безумием я жертвую взлетом, и, конечно же, в этой сделке, заключенной в области, никаких сделок не допускающей, я останусь в проигрыше. Если только не вмешается сонливость и своей отнимающей дни и ночи работой не разрушит все препятствия и не расчистит дорогу. Но тогда я опять отдамся во власть безумию, потому что я подавил в себе желание взлета, а взлет возможен только при желании взлететь.
О безумии
3 февраля 1922
Эти рисунки — остатки старой, глубоко укоренившейся страсти. Именно поэтому я пытался скрыть их от тебя... Ее нет на бумаге. Страсть живет во мне. Я всегда хотел уметь рисовать. Хотел видеть и увиденное удержать. Это была моя страсть.
«»
Из разговоров Густава Яноуха с Францем Кафкой
Жениться, создать семью, принять всех рождающихся детей, сохранить их в этом неустойчивом мире и даже повести вперед — это, по моему убеждению, самое большое благо, которое дано человеку.
О ценностях
Письмо отцу. Ноябрь 1919
Иметь человека, который понимал бы, жену например, — это значило бы иметь опору во всем, иметь бога.
О взаимопонимании
4 мая 1915
Ненавижу дотошный самоанализ. Психологические толкования вроде: вчера я был таким-то, и это потому, что… а сегодня я такой-то, и это потому… Все это неправда — не потому и не потому и, следовательно, не таким-то и таким-то. Надо спокойно разбираться в себе, не торопиться с выводами, жить так, как подобает, а не гоняться, как собака за собственным хвостом.
О приоритетах
9 декабря 1913
Я не могу устоять, не могу удержаться, чтобы не восхититься достойной восхищения, и не любить, пока восхищение не будет исчерпано.
О девушках
2 июня 1916
Любимая, измочаленный, как дровосек, я все-таки отваживаюсь написать Тебе несколько строк, потому что должен.
О долге
Письмо Фелиции. 28 ноября 1912
Я слишком долго видел Тебя наяву (хотя бы в этом отношении я время зря не терял), чтобы иметь теперь нужду в Твоих фотографиях. Не хочу на них глядеть. На фотографиях Ты приглаженная и помещена в некую отвлечённость, я же смотрел в Твоё настоящее, человеческое, оживлённое неизбежными неправильностями лицо — и тонул в нём. Как же мне теперь из этого омута вынырнуть и снова очутиться всего лишь среди фотографий!
О настоящем
Письмо Фелиции. 28 марта 1913
О волшебстве
18 октября 1921
Вечное детство. Снова зов жизни.

Легко вообразить, что каждого окружает уготованное ему великолепие жизни во всей его полноте, но оно скрыто завесой, глубоко спрятано, невидимо, недоступно. Однако оно не злое, не враждебное, не глухое. Позови его заветным словом, окликни истинным именем, и оно придет к тебе. Вот тайна волшебства — оно не творит, а взывает.

Случалось, что Франц не только светло мыслил, а еще и улыбался.
И судя по всему делал это по собственной воле.

Материал в тему: «Писатели и их любовь»
Франц Кафка и Фелиция Бауэр — главная любовь писателя

А его сообщения (письма) к Фелиции всегда была пропитаны
добротой и искренними чувствами

Поделиться материалом:
Что вы здесь делаете? Пост закончился
Если подвернется случай, то под постами из Черно-белого мы впредь будем прятать разные интересные факты, которые не получилось вместить в основной материал. Сегодня их три.
Эта птичка слева и есть галка. Ее изображение было логотипом галантереи Германа Кафки (отца Франца), располагавшейся в Праге на улице Celetná.

Галку можно было встретить на фирменных конвертах магазина, в которые Франц зачастую упаковывал письма.
kavka (чеш.) — галка
1
В пражском музее Франца Кафки анимировали его упаднические скетчи, которые вы видели ранее. Вот так это выглядит.
2
Главный бонус — малютка Франц.
3
Эта птичка сверху и есть галка. Ее изображение было логотипом галантереи Германа Кафки (отца Франца), располагавшейся в Праге на улице Celetná.

Галку можно было встретить на фирменных конвертах магазина, в которые Франц зачастую упаковывал письма.