Русский язык, поэзия и современность
ИНТЕРВЬЮ
Гость
преподаватель кафедры фундаментальной и прикладной лингвистики и текстоведения УрФУ
Вячеслав Глазырин
Контекст

На момент выхода интервью мир в панике из-за пандемии коронавируса: более 400 тысяч зараженных, закрытые границы, люди работают удаленно и почти не выходят из дома, переносятся все крупные мероприятия, включая Олимпиаду. На дверях аптек висят таблички «масок и антисептиков нет», люди гораздо реже ходят в торговые центры и кафе, этим самым разоряя их, кинотеатры и культурные площадки закрыты, возле достопримечательностей больше нет очередей из туристов, а найти новость не о коронавирусе становится практически невозможно.
о карантине
Для объяснения нынешней обстановки в мире есть одно прекрасное и, что важно, очень понятное русское слово, но мы люди приличные, еще и работающие в библиотеке, поэтому воздержимся.

Как кратко, доходчиво и на истинно русском, но в рамках приличия, вы опишите то, что сейчас происходит в мире?
Хаос. Кошмар. Бардак. Абракадабра.
Если верить локальным СМИ, то УрФУ сейчас тоже на карантине, студентам запрещено посещать здание университета, хотя при этом преподаватели остаются на своих рабочих местах. Это правда?
Нет, на своих рабочих местах остались лаборанты, руководители учебных программ и многие другие. Преподавателей отправили по домам – мы работаем удалённо.
Как сейчас протекает работа преподавателя из дома?
Я люблю сидеть дома (читать, слушать музыку), поэтому сначала даже немного обрадовался такой возможности. Но всё оказалось не так лампово. Преподавателям теперь приходится давать задания после каждого занятия и, конечно, проверять их у всех студентов (а их может быть больше сотни), выставлять баллы в системе и т. д.

Контрольных точек стало намного больше. Если раньше ребята писали работы на оценку, например, раз в три недели, то теперь – каждую неделю и по всем предметам. Всё это необходимо для того, чтобы университет мог отслеживать работу преподавателей со студентами. Да, у добросовестных преподавателей прибавилось работы, как и у самих студентов. Зато, как мне кажется, мы смогли реализовать полноценное дистанционное обучение, а не его видимость.
о себе
Выберемся из коронавирусных реалий и вернемся в недалекое прошлое, которое теперь кажется до жути умиротворенным. Расскажите немного о себе, специфике вашей работы и ее особенностях.
Главное для преподавателя, как мне кажется, любить своих учеников и студентов, и не ставить себя выше их.
Я работаю на кафедре фундаментальной и прикладной лингвистики и текстоведения УрФУ. Веду практики по фонетике и лексикологии у первокурсников, читаю несколько спецкурсов (например, «Анализ поэтического текста»). Люблю филфак и тех, кто на него поступает, всем сердцем.

После школы я пошёл учиться на теплоэнергетический факультет УПИ, проваландался там два года, пока не нашёл в себе силы отчислиться и перепоступить на филфак. Эти два года я не считаю потерянными, потому что за это время мне удалось понять, чем я действительно хочу заниматься.

Помимо университета я работаю в частной школе и в образовательном центре, в котором веду курсы подготовки к ЕГЭ и ОГЭ по русскому и литературе. От работы со студентами и школьниками я получаю большое удовольствие. Главное для преподавателя, как мне кажется, любить своих учеников и студентов, и не ставить себя выше их. На парах видеть перед собой не серую массу, а множество интересных личностей.

Студенты идут на филфак вопреки всему (мало бюджетных мест, непрестижность направления в обывательском сознании), поэтому я их особенно уважаю. Мне всегда интересно, почему тот или иной студент решил изучать русский язык и литературу. У всех свои истории!
Какую ошибку в русском языке вы не простите?
Честно говоря, я спокойно отношусь ко всем неправильным ударениям. Орфографические ошибки тоже не сильно меня задевают. Но меня удивляет, что многие школьники забывают ставить точки в конце предложения. Звучит абсурдно, но я сталкиваюсь с этим почти каждый день. Наверное, это связано с тем, что всё их общение проходит в сети, где ставить точки в предложениях не принято.
Мераб Мамардашвили «Лекции по античной философии», 1999
Последняя прочитанная книга
Patrick Watson – «Wave», 2019
Последний прослушанный альбом

Последний просмотренный фильм

«Прекрасная эпоха», 2019
о русском языке
С постепенным проникновением западной культуры в наши реалии, а затем с появлением и развитием интернета, русский язык неустанно трансформировался или же прогибался под их давлением, теряя свои корни.

Вы из тех, кто считает, что русский язык закончился еще давным-давно или же он жив и все, что с ним происходит - это правильно?
Когда я слышу от кого-то, что русскому языку грозит опасность, обычно молчу, но про себя думаю: этот человек просто не знает историю развития языка, о котором так переживает. Русский язык испытал в своё время колоссальное влияние немецкого и французского языков, но мы же не кушаем теперь по утрам круассаны, а на обед – немецкие сардельки. Глупости это всё.
У вас были моменты, когда вы ненароком услышали диалог молодых людей и не смогли понять, о чем они говорят?
Пока что всё не так плохо: в школе ребята меня периодически просвещают, знакомят с новыми словами. Но я до сих пор не до конца понял значения слова «флексить». По-моему, его уже почти перестали употреблять. Видимо, эта тайна так и не будет раскрыта.
Заимствования - это ОК? Или с ними лучше быть поаккуратнее?
К заимствованиям лучше относиться спокойнее. Язык сам решит, какие слова останутся, а какие – нет. Меня подбешивало, когда вместе «легко» все стали говорить «изи». Да, так говорить легче, экономия речевых усилий и т.д., но почему-то меня это раздражало. По-моему, сейчас это употребление стало редким. Вот и хорошо. А вот «ок» я не могу принять. Каждый раз, когда кто-то так мне отвечает, хочется ударить его топориком. Но я сдерживаюсь.
Как вы относитесь к феминитивам?
Пока что, на мой взгляд, язык их не принимает. Посмотрим, что будет дальше. Отношусь к ним я, пожалуй, нейтрально.
«Ок» я не могу принять. Каждый раз, когда кто-то так мне отвечает, хочется ударить его топориком.
Любит ли современная молодежь изучать родную речь? Стоит ли им навязывать эту любовь и надо ли вообще?
Думаю, мы можем только поделиться с ними своей любовью к языку, навязать им точно ничего не получится. С классической литературой та же история.
Ненормативная лексика портит русский язык или она его неотъемлемая часть?
Если мат является свидетельством того, что человеку тяжело связать друг с другом два слова, то это, конечно, печально. Как мы помним, Бунин любил крепкое словцо, а уж его никто не обвинит в незнании родного языка.
о поэзии
С каких временных рамок начинается «современная поэзия»? Есть ли у нее какие-то отличительные черты?
Нужно начать с того, что современной поэзии нет, но есть поэзия, которую воплощают словесно наши современники. То, что привыкли называть современной поэзией, чаще всего является весьма посредственным стихотворчеством.

В XIX веке осознанно отделяли высокую литературу от беллетристики, поэзию от стихотворчества. Сейчас же всё перемешалось. Если же говорить не о высокой, вечной поэзии, а о современном стихотворчестве, то, во-первых, это непреодолимая тяга всех и вся к верлибру. На самом деле, это очень сложная форма, которая была придумана далеко не вчера. Но сейчас, когда она вышла в тираж, мы наблюдаем малоприятные вещи: верлибристы прозаизируют не только форму, но и содержание. В этих прозаических кусках, которые зачем-то поделили на стихотворные строки, вам расскажут о том, как два мальчика в подъезде любили друга, о том, как рада была поэтесса, когда умерла её бабушка и тому подобное. Современные стихотворцы отрицают, что поэтический текст – это этико-эстетический феномен. Абсолютно очевидно, что все они забудутся, как, например, Брюсов, который предлагал забыть сочувствие.

Главное, чтобы мы не утратили способности отличать тексты от подобия текстов: подлинное от подделки.
Поэзия сейчас — это популярный жанр?
Она никогда не была популярной. В 1960-ые стадионы собирала не поэзия, а чувство освобождения. А крупные паблики о поэзии во ВКонтакте, к сожалению, сегодня свидетельствуют о тотальном дурновкусии читателя.
Посоветуйте авторов, ознакомившись с произведениями которых, можно понять современную российскую поэзию.
Если позволите, я перечислю современных поэтов, которых просто стыдно не знать: Александр Кушнер, Олег Чухонцев, Майя Никулина, Ольга Седакова, Юрий Казарин, Сергей Гандлевский, Михаил Айзенберг, Сергей Шестаков, Светлана Кекова, Алексей Цветков, Олег Дозморов, Вадим Месяц, Алексей Порвин, Анастасия Зеленова, Алла Горбунова, Алексей Кудряков.

Из, к сожалению, уже ушедших это Владимир Казаков, Геннадий Айги, Борис Рыжий, Денис Новиков, Григорий Дашевский, Игорь Меламед, Аркадий Драгомощенко и Олег Юрьев.

Когда мы говорим о поэзии поэзии (термин Гоголя), не может быть никаких иерархий. Читать нужно всех. Но для нас, живущих в Екатеринбурге, не знать поэзию Майи Никулиной и Юрия Казарина является особо тяжким преступлением.
Современная музыка (а именно рэп) пересекается с современной поэзией?
Рэп и поэзия никак не связаны. Это вещи разной природы, у них совершенно разные задачи. Для рэп-текста главное – хорошо ложиться на бит. Задачи поэзии загадочны и чудесны. Это не значит, что рэп – это плохо. Просто не нужно забивать гвоздь айфоном.

То же самое и с рок-текстами. Меня удивляет позиция некоторых исследователей, которые всерьез подходят к текстам «Гражданской обороны» или «Кино». Рок и рэп-поэтическим текстам нужна музыка, нужен исполнитель. Для поэтического текста не нужен даже читатель.
о книгах
В завершении пара типичных библиотечных вопросов. Каким образом вы поглощаете книги? Старая добрая бумага? Экран? Звук?
Я старомоден: читаю только бумажные книги, музыку слушаю чаще всего на виниле.
Я не могу читать книгу без карандаша, не могу не загибать страницы со стихами, в которые я влюбился.
Бумажные книги будут жить вечно?
Да, я ни капли не сомневаюсь.
Когда вы последний раз были в библиотеке?
Я не могу читать книгу без карандаша, не могу не загибать страницы со стихами, в которые я влюбился. Поэтому читаю только те книги, которые купил себе сам. Слава богу, дома у меня есть комнатка, в которой стоит на стеллажах пара тысяч книг. Тут я и прячусь от назойливого мира. Поэтому в библиотеку я хожу очень редко.
«Прекрасная эпоха», 2019
Назовите несколько произведений, прочитав которые можно влюбиться в русский язык.
Язык Пушкина никто не превзошел. Читать и перечитывать. Если говорить о современной литературе, то я всегда советую почитать «Школу для дураков» Саши Соколова. На мой взгляд, это последняя великая книга, написанная на русском языке (на данный момент).
Есть какие-то книги, которые вы посоветуете читать прямо сейчас?
Ещё пару месяцев назад книга «Стихотворения и переводы» Григория Дашевского была библиографической редкостью. Совсем недавно её переиздали. Советую всем успеть её купить.

В самом конце прошлого года у Юрия Казарина вышла монография «Поэтическая гармония и внутренний мир Осипа Мандельштама». Это абсолютно уникальная книга поэта и исследователя, обладающего феноменальным мышлением и абсолютным бесстрашием: только он мог отважиться описать гармонию стихов главного поэта XX века. Обязательно прочтите!

Поделиться материалом: